вторник, 10 июля 2012 г.

У меня очень богатый внутренний мир, и я верю, что однажды о нем кто-нибудь узнает

Щелчок и его не станет. 
Ты сможешь?
Она пристально смотрела на него и вдруг спросила: «Если бы ты смог щёлкнуть пальцем, чтобы Джордж внезапно умер, ты бы сделал это?» Он, растерянный молчал. «Разве это тяжёлый выбор?» — повторилась она в вопросе. Но он по-прежнему отвечал ей молчанием…

Жестокость — это нормальное проявление эмоций для человека. Намного проще занести кулак или сплюнуть ядовитую слюну сквозь зубы, чем извиниться или посочувствовать ближнему. Сложившиеся с древних времен принципы морали вынуждают человека раскаиваться в том, что он убил себе подобного — это неправильно и не приветствуется обществом в большинстве случаев. Но детское мировоззрение допускает мысль о том, что смерть — лучшее наказание для врага, задевшего словом или делом. 

Знаете для чего этот фильм? Чтобы вам стало паршиво.
Вам станет паршиво уже на 20 минуте просмотра, это будет первый звоночек, вы вдруг вспомните все свои обиды, неважно, детские ли, взрослые, без разницы. Потом вспомните как вам хотелось отомстить, возможно вам все еще хочется этого. Потом вы подумаете что если бы у вас был шанс вы бы обязательно это сделали, поделом обидчику. Но вам уже слегка паршиво.

«Жестокий ручей» намеренно избегает морализаторства и рассказов об уникальности каждого индивида, ибо лишен не только гуманности, но и самоанализа в принципе. Смена картинок, смена оттенков, смена одних настроений другими — ты не чувствуешь, когда вода опасна, а когда губительна, не знаешь, когда твои идеи наполнены азартом, а когда ненавистью, не отличаешь месть от убийства. Секунду назад это был просто приятный глазу пейзаж — хрусталь реки, обрамленный густой растительностью. Теперь это место нарисовано жирными росчерками пастели ледяных оттенков; в дымчатом тумане с некоторым шипением звучит отчаянный крик убитой горем матери. Шутливая и задорная атмосфера, когда ополчение кажется правильным и единственно возможным выходом, сменяется горечью и сожалением (правда сочувствовать приходится самим себе, ведь «нам уже никогда не будет прощения»).



«Жестокий ручей» лишен драматизма. Сухая, будто бы документальная съемка. Вот наглый и хамоватый жирдяй, который распустил свои кулаки и поколотил нарвавшегося мальчугана. Вот компания мальчугана, которая решает «наказать» толстяка, коий, кстати, обрисован персонажем заведомо неприятным, психически неустойчивым и с явными отклонениями от нормы. Отвратителен — самый верный диагноз. Зачастую так и смотришь на людей, об голову которых хочется разбить что-нибудь многокилограммовое. И лишь потом, когда эти люди уже не дышат, когда омерзительный толстяк цвета бабушкиного фарфора лежит на гнилой листве неподвижной тушей, обнаруживаешь вдруг в этом сгустке зла положительные частицы. У бывшего задиры было большое сердце, бывший задира гордился своим внутренним миром и надеялся, чтобы однажды все узнали, какой он на самом деле. История, похожая на притчу, даже не подводит черту и не делает никаких выводов — только подталкивает зрителя к невеселым мыслям о том, что ошибки бывают роковыми, но мы всегда можем их предотвратить. Актеры без лишнего пафоса и без сопливо-слезных восклицаний отражают все нотки чувств этой страшной реальности. Живописная свежесть в финальных кадрах заставляет невольно восхититься красотой природы. Ведь ты ещё можешь наслаждаться этим холодным утром. Твой обидчик уже нет. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...